Мифы о жизни оленеводов в ямальской тундре

На Ямале живут около 42 тысяч представителей коренных малочисленных народов Севера (КМНС). Из них кочевой образ жизни ведут 16,5 тысяч человек. Однако жители других российских регионов зачастую имеют весьма смутное представление об их жизни, быте и традициях. Вокруг ямальских КМНС ходит много мифов и слухов, включая шаманизм и поклонение идолам. Топ-5 мифов о жизни ямальских кочевников, развенчанных представителем коренных народов Алексеем Вайнуто, – в этом материале.

Общество: Мифы о жизни оленеводов в ямальской тундре


Миф № 1. Все кочевники – шаманы

Религиозные обряды раньше всегда являлись неотъемлемой частью жизни и культуры КМНС. На Ямале до сих пор остались священные места, где тундровики когда-то просили помощи у духов и приносили в жертву животных. Некоторые из коренных считались шаманами, то есть обладали некой энергией и могли ее направлять на различные цели. Для этого они совершали различные ритуалы с использованием бубна. Впрочем, сейчас тех, кто увлекаются шаманизмом, осталось не так уж много.

«Религиозные обряды как-то потихоньку отодвинулись на второй план, так как в годы становления советской власти всех шаманов почти пересадили по лагерям, оттуда никто не вернулся.

Новых же учить некому, но есть несколько шаманов-самоучек, это шаманы от природы», – рассказал Алексей Вайнуто.

Но все же, добавил ямалец, большинство жителей тундры являются верующими – язычниками, а не христианами.
«Есть несколько семей баптистов, но остальные тундровики считают их души пропащими», – заявил Алексей.

Миф № 2. Все кочевники — алкоголики

Алкоголизм среди представителей КМНС считается большой проблемой. Возникла она с началом активного освоения Западной Сибири. Первыми о проблеме алкоголизации заговорили сами представители КМНС. Уже в 1997 году более половины из них выразили обеспокоенность тем, что проблема пьянства на Севере значительна острее, чем в других регионах России.

Проблему усугубляют особенности организма представителей КМНС. Как утверждают медики, в организме хантов, манси и ненцев недостаточное количество ферментов, отвечающих за расщепление алкоголя, поэтому выражение «не умеют пить» тут не фигура речи, а факт.

Впрочем, как утверждает Алексей Вануйто, масштабы проблемы алкоголизма сильно преувеличены. По его словам, сейчас представители КМНС, как и все люди, могут выпить, но при этом не забывают про свои дела.

«Это самые оленеводческие народы в мире. Достаточно посмотреть на количество оленей и масштабы территорий, на которых они пасутся. Если это правда, что тундровики – алкоголики, то откуда тогда это все? Да, коренные народы тоже пьют, даже бывает и помногу. Но представьте ситуацию — обычный среднестатистический гражданин России вынужден три-четыре месяца, а то и полгода, жить вдали от всех благ цивилизации и обходиться без спиртного. Что он сделает в первую очередь, когда придет в населенный пункт с продажей алкоголя? Выпьет. И не слабо, а с размахом. Также и тундровики. Вот отсюда и миф про алкоголизм. Но в самой тундре уже много не выпьешь, стадо нужно охранять. Опять же перекочевки, да и небезопасно это», – рассказал Вануйто.

Миф № 3. В чумах неприятный запах

Туристы, побывавшие в чумах на Ямале, рассказывают, что суровые погодные условия не позволяют оленеводам и их семьям часто мыться. В связи с этим про тундровиков ходит слух, что в их чумах неприятно пахнет.

Впрочем, Алексей говорит, что это не так. По его словам, в чуме все запахи выветриваются, благодаря постоянной циркуляции воздуха. Остается только запах дыма, который въедается в шкуры. Но вот то, что оленеводы моются реже тех, кто живет в цивилизации, – это правда, говорит Алексей.

«В тундре особо не размоешься. Очень легко простудиться. Нужна теплая вода, ее нужно греть. Летом представители КМНС купаются в озерах, да и то, если лето выдается теплое. Зимой – только душ или баня в поселке», – рассказал представитель КМНС.

Миф № 4. Оленеводы предлагают гостям секс со своими женами

Про КМНС ходит еще один распространенный миф о сохранении многовековой традиции совокупления гостя с женой хозяина дома. Говорят, это пришло из прошлого ради сохранения рода. Обычай касался представителя другой народности, чтобы разбавить кровь, так как среди коренных народов было много родственников. Гости в тех краях – редкое явление, поэтому ходят слухи, что эта традиция – способ освежить родовую кровь.

Но Алексей Вануйто назвал этот миф странным, так как все тундровики – верующие люди. По его словам, в отношениях мужчины и женщины очень много запретов, тем более с посторонними.

«С древности ненцы делятся на две группы, фратрии, – Вануйто и Окотэтто. Браки между представителями одной фратрии, будь они даже отдельных родов, были запрещены. Жениться полагалось только на представительницах другой фратрии. Кроме этих двух фратрий существует семь родов хантыйского происхождения и два-три рода энецкого происхождения. Так что проблемы «свежей крови» у нас не существует», – заявил Алексей.

По его словам, бывают случаи, когда представители КМНС вступают в брак с русскими. Как рассказал Алексей, некоторые русские, женившиеся на ненках, становились основателями ненецких родов. Так появились фамилии Слепушкины, Шумиловы и Шушаковы.

«Ненцы с русскими фамилиями. Некоторые из них даже – зажиточные оленеводы», – заметил Алексей.

Общество: Мифы о жизни оленеводов в ямальской тундре

Миф № 5. Кочевников становится все меньше

В СМИ нередко встречается информация, что тундровики «завязают» с кочевым образом жизни и уходят в цивилизацию – в поселки и города. Способствует этому обучение детей тундровиков в школе-интернате, которые там привыкают к комфортной и современной жизни, а также желание молодежи поступать в учебные заведения и пробовать себя в разных специальностях.

Однако Алексей Вануйто придерживается совершенно другой точки зрения. Он уверяет, что в тундре с каждым годом становится все больше людей.

«Тундра выталкивает только «лишних». Например, больных или тех, кто не смог уберечь своих оленей», – заявил Алексей.

тыц

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: