Трындычиха

Пока ждал маршрутку от железнодорожного вокзала до Аркадии, познакомился с девушкой, обыкновенной одесской девушкой – легкое платьице, загорелые до черноты острые плечи, сумочка с телефоном и пачкой тонких сигарет и имя Оля. Не успели назвать друг друга по имени, как к нам подошла одесская бабуля, из того типа бабуль, что сразу вызывают доверие.
— Куда ехать? – спросила она.
— Аркадия.
— Сорок гривен и поехали.
— Поехали…

В метрах пятидесяти от вокзала у дороги стояла бежевая «Волга», бабусина одногодка, с таким же поношенным и доверчивым видом. За рулем ждал, спокойно глядя перед собой, дед лет шестидесяти. Он, кажется, даже не обратил на нас внимания, пока мы с новой знакомой усаживались на продавленный задний диван, ни разу не обернулся, продолжая рассматривать жизнь где-то впереди себя. Бабуля уселась на переднее пассажирское кресло, по-хозяйски хлопнула дверцей и махнула рукой:
— Трогай.
Дед, так же не глядя по сторонам, завел мотор, воткнул передачу и тронул вперед.

— А что, детки, какая вы прекрасная пара, а детки у вас есть? Нет? С этим делом никак затягивать нельзя, в детках вся суть жизненная, с божьей помощью, — усевшись вполоборота, заговорила бабуля. Говорила она быстро, без пауз, слова выходили потоком, точно она только выдыхала, а вдыхать забывала, или вдыхала каким-то другим местом.

— Если деток нет, так это я вас научу, как надо. Это как раз сейчас самое время, чтобы все правильно сделать, с божьей помощью. Надо в церковь сходить, на службу, там помолиться, вот тут книжечка, в ней самая нужная по такому случаю молитва, я вам её подарю, вот десять гривен еще добавите, и я её вам подарю, книжечку эту, потому как нельзя просто так давать, а десять гривен самое оно и будет. Потом значит надо гривну по десять копеек разменять. А с копейками так поступить, пять монет раздать пяти нищим у пяти церквей, остальные монеты у кровати разложить, четыре монеты под каждую ножку кровати, а одну под подушку положить, и все тоже с молитвой, с божьей помощью. Есть такая молитва, она тоже в книжечке, за десять всего гривен подарю книжечку, так вы там все прочтете и узнаете.

… Говоря, бабуля постоянно двигалась на своем сиденье, поворачивалась из стороны в сторону, приподнималась, приопускалась, вертела головой, взмахивала руками и, кажется, болтала ногами. Дед сидел так же ровно, механически переключал передачи, не обращая ни на кого внимания.

— Ты со второй передачи переключайся, переключайся, на третью, пора уже, двигатель вон как ревет натужно, и все, опять на вторую надо, видишь тут подъемчик, значит, на вторую назад, и опять на третью, вот уже накатом пошла, с божьей помощью. И поворачивай, в Аркадию нам, поворачивай, чтобы не в пробку.
Это бабуля уже сыпала деду. Тот сидел по прежнему ровно, лишь по послушному переключению передач можно было понять, что он слышит бабулю.

— Сейчас супчик хорошо кушать, — продолжала уже нам бабуля. Мы сидели молча, оглушенные бесконечным потоком информации. – Супчик самое дело для правильного пищеварения, чтобы потом в старости желудком не маяться. Только на домашней курочке, и только на ней. Все эти магазинные куры, боже упаси их прикасаться, а если не знаете где, так я вам подскажу местечко на Привозе, там самые лучшие домашние курочки. Вот добавите гривен десять, я вам и подскажу, местечко на Привозе, чтобы без обвеса и только натуральное и свежее, уж поверьте, потому как место такое, одни лишь настоящие одесситы и знают, с божьей помощью.

Речь бабули заполняла собой салон «Волги», точно вода трюм корабля из пробитой бреши в днище. Мы с попутчицей захлебывались, беспокойно ерзали и шли ко дну. Один дед сидел ровно, рулил, как ни в чем не бывало, обращая внимание только на светофоры и перекрестки с машинами.

У Аркадии «Волга» остановилась. Мы схватились за ручки дверей и полезли на волю.
Бабуля не унималась.
— Только воду газированную не пейте, от неё все эти гастриты и изжоги. Лучше просто без газа, обыкновенную, она самая полезная, с божьей помощью. А еще лучше узвару наварить и три раза в день по стакану. Чтобы там шиповника сбор, груш сушеных не больше трети, еще яблочек райских одну долю, такой сбор не во всяком месте купишь, но я вам сейчас все расскажу. Вы хоть бы десяточку добавили, гривен десяточку и я вам тогда…

В этот момент дед впервые повернулся. От неожиданности я даже вздрогнул. Он сумрачно глянул на меня, попутчицу, отвернулся обратно к лобовому стеклу и вдруг выдал мощным басом, не обращая внимания на бабулю:
— Таня, хватит пиздеть!

© pashtet_77

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: