Сплав

Неспешное движение катамарана убаюкивало. Удобно пристроившись на куче туристического снаряжения за спиной Ильи, Маша начала дремать, слушая сквозь сон разговор своего спутника и инструктора. Она знала весь маршрут и регулярно сплавлялась по этой своенравной реке. В этот раз группа подобралась разношерстная.

Много подростков, которые в общем то хорошо справлялись с нехитрым туристическим бытом. Ее старинный приятель Илья, впервые попавший в лес, ее напарник — инструктор, он же известный краевед, который всю дорогу подогревал себя волшебным «чаем» из алюминиевой солдатской фляжки Ильи, а потом травил байки про окрестности, да пара знакомых тетенек, которые тоже в первый раз попали на реку.

В этот раз Саша, так звали инструктора, вещал о местном населении, которое когда-то заселяло эти края. О финно-уграх. В скалах, тянувшихся вдоль реки, они создавали святилища, где поклонялись местным духам и, со слов Саши, места эти были плохо изведаны, так что вполне можно найти шаманские закапушки, то есть клады. Неправда ли волшебное слово? Река петляла, удобные места для стоянок закончились, над головой кружили стаи ястребов и воронов. Угрюмые окрестности. Парни искали место для лагеря. Саша предложил встать напротив камня Острый, который стеной нависал над рекой, а на противоположной стороне была крошечная стоянка и небольшая галечная коса, куда можно было поставить два катамарана.

Быстро вытащив гондолы на берег, ребята начали разбивать лагерь. Отточенными движениями, ставились палатки, закидывались спальники, разводился костер. Команда успела приобрести навыки и сплотиться за эти дни. В походах учатся быстрее. Маша начала быстро готовить ужин. Последний вечер. Надо бы что-то повкуснее, продуктов то брали с запасом. Ага. Будут плов и щи. Закинув на дно котелка лук и морковь, она уверенными движениями вскрыла банки с тушенкой, выложила ароматное мясо к овощам, хорошо все это потушила и добавила рис, который начал томиться с содержимым котелка. Залив все кипятком, положив в центр котелка головку чеснока, добавила специи и соль, и поставила ужин довариваться.

— Илья, может прогуляемся? Плов еще готовится, а девочки присмотрят. Потом стемнеет, завтра мы рано встаем. Нас ждет большой переход и домой.
-Да, конечно, пошли.

Им нравилось вместе бродить по окрестностям. Илья натянул сапоги, по привычке пристегнул нож к поясу (сказывалась привычка бывшего военного), и забрал из палатки металлоискатель. Забавная штука, которую он выпросил у приятеля перед походом. Вдруг повезет и он наткнется на оружие или патроны времен Гражданской войны, которая, в далеком 1918, прокатилась через эти места. А он интересовался этим периодом русской истории.

Бредя вдоль берега, они начали углубляться в лес, огибая скальный выступ, нависший над рекой. За разговорами они не заметили, как вышли на небольшую полянку.

-Машуня, смотри! — закричал Илья и указал рукой вперед.

Из скалы выступал лик древнего божества, скрытый от людей обратной стороной выступа и разросшимися деревьями. Рядом с ликом было небольшое углубление. Проведя металлоискателем под скалой, Илья услышал звон прибора, выхватил нож и начал им рыть землю. Под лезвием что-то звякнуло и блеснул кусок старого метала.

-Маш, глянь!

Потерев об штаны находку, он протянул ее напарнице. Женщина повертела в руках вещицу.

— Это ритуальный нагрудный знак, тамга с костюма шамана. Видишь, это ворон. Они являются проводниками шамана в другие миры во время камланий. Когда душа шамана выходит из тела и начинает путешествовать по другим мирам. Ее ведут вороны. Они посредники между мирами, питающиеся падалью. Ты видел, сколько их кружило над нами, когда мы вставали на стоянку? А лик на скале, это Нуми-Торум, верховное божество, демиург. Он изображался в виде величественного старика. Творец всего живого. В его доме, по легендам, хранились сосуды с живой и мертвой водой. Шаман не мог потерять тамгу просто так.

-Ну, ты Машка, даешь! Откуда?

— Да у меня же диплом по этнопсихологии был. Как раз эту тему и изучала. Илья, темнеет. Пора возвращаться. На святилище не стоит задерживаться в темноте. И лучше бы ты оставил находку здесь. Духи не отдают так просто своего.

— Да брось ты, Машка, свои суеверия! Классная находка. Сувенир.

— Смотри, лишь бы боком не вышло.

Вернувшись в лагерь, Маша накрыла ужин. Разлила в протянутые, товарищами по походу, миски щи, потом разложила плов. Илья все украдкой любовался находкой.

Плавно надвигалась ночь. Темноту разгонял свет костра, который подкармливали наломанным валежником. Костровой притащил даже сухое вывороченное дерево с сохранившимися корнями. Народ постепенно разбредался по палаткам. И как-то у костра остались двое. Маша и Илья. Они давно вели неспешный разговор и не могли наговориться. Последние сутки вместе, а дальше город, где у каждого своя жизнь, работа, семья. И, люди, почувствовав интуитивно их желание остаться наедине, ушли спать.

Илья притащил заныканную, для последнего дня бутылку сухого вина.

— Давай, Машуня. Чтоб эти воспоминания легли теплым одеялом на наше сердце. Спасибо тебе, что вытащила меня из каменных джунглей.

— Я думаю, что не последний раз. Илюш, подбрось дровишек.

Илья поднялся, взял вывороченное дерево, засунул его корни в костер и сел рядом с Машей. Они смотрели на угли и думали каждый о своем. Внезапно Маша услышала шипящий шёпот и повернулась к Илье. Тот протянул руки к костру и шептал непонятные слова, глаза его светились красным. Поглядев на огонь, женщина обомлела. Комель дерева вырисовывался огненно-красными рогами.

Слова Ильи сплетались в какой-то неторопливый, непонятный и зловещий речитатив.

— Я призываю тебя, — единственное понятное шептал Илья.

И проскальзывали знакомые Маше имена древних богов. Богиня Калтащ, жена Нуми — Торума, или, как ее называли европейцы «золотая баба», ее сын Мир-суснэ-хум, небесный посредник. И имя злого духа Куль-Отыра, заведующего подземным миром.

Единственное, что пришло ей на ум, это слова бабушки, что от любой напасти помогает «Отче наш». И слова молитвы начали сами слетать с ее языка. Ей не было страшно. Она смотрела на пляску огня, улыбалась и шептала проверенные временем формулы. Илья повернулся к ней:

— Я вернулся, мне нужно это тело. Молчи, девка. Я должен закончить ритуал. Вороны заждались меня на переходе.

Тело парня ритмично двигалось в круге огня, а руки казалось тянули пламя на себя. Огонь бушевал вокруг рогатых корней, но они не горели, а делались все светлее и светлее.
Маша продолжала шептать. Внезапно тело Ильи вздрогнуло. Он схватил Машу за плечо и повернул в сторону реки.

— Ты зачем позвала их? — зло прошептал мужчина.

И она, кинув взгляд в ту сторону, куда показывал Илья опешила. На скале, на том берегу реки барельефом проступили фигуры. Женская фигура, которая прижимала к груди младенца и за ней был Ангел с распростертыми крыльями.

Постепенно лицо Ильи начало проясняться. Он потер глаза. И его взгляд стал приобретать осмысленность, но первородный ужас еще не покинул их.

— Илья! Илья, что с тобой было?

— Я сам не понял. Как сознание потерял. Очнулся, когда фигуры на скале увидел. Маша, что случилось, как думаешь?

— Да бляшка, похоже, всему виной, которую ты взял на святилище. Видимо, во время ритуала, душа шамана не вернулась в тело по каким-то причинам и зависла между мирами. А ты проводником стал. Видишь, святилище то в неприглядном месте, да и вещицу ты нашел. Тело воронье растаскало давно, костюм истлел, а тамга завалялась, единственная вещь, которая принадлежала шаману здесь. Вот он и караулил «везунчика». Воспользовался случаем и решил вернуть себе новое тело, может и завершить ритуал.

По тому, что я слышала, он хотел пройти все миры и добыть сосуды бессмертия из дома Нуми — Торума. Но не вышло. Его не пустили, вот и завис. Как муха в стазисе. А святые нам пальчиком погрозили. Не балуйте, детки. понимаешь, мы мало, что знаем об этом мире. И о высших силах. У них свои игры. Илюш, пошли спать. Уже светает, а мне утром кашу варить. И, знаешь, будь осторожен. Шаманы так просто добычу не отпускают.

И обняв друг друга они побрели в сторону своих палаток.

— Маша, просыпайся! Мы решили встать у камня Острый.

Женщина потянулась, открыла глаза. Над ней кружили стаи воронов. С правой стороны стеной нависли скалы. Это был последний вечер их небольшого путешествия. Пора было ставить лагерь.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: