Как я съездил на Донецкую бандерщину

  • 404
Так уж случилось в жизни моей, что родился я Донецкой области, но уже 30 лет живу здесь в Москве, здесь выросли мои дети. Россия для меня все — и Отчизна и работа и отдых. Наличие украинских корней (родители, родственники), когда тянуло, а когда просто и требовало, чтобы хотя бы раз в год посещать их дней на десять. А потом случился майдан, и вытекающие из всего этого события, кровавые. Родственники оказались не на территории ДНР, а на стороне, которую контролируют Вальцман и компания.

404: Как я съездил на Донецкую бандерщину


Два года опасался ездить, но преклонный возраст и состояние здоровья родных подтачивали осознание опасности. И вот я решился (жена выдвинула условие, что едет только со мной и будь что будет).

На автовокзале у метро Новоясеневская предварительно заказал билеты и написал расписку, смысл которой в следующем: «К дирекции вокзала я не буду иметь претензий в случае непредвиденных обстоятельств на территории Украины».

Совсем забыл сказать, что для посещения нэзалежной необходимо нотариальное приглашение принимающей стороны (позаботился заранее и родственники передали через водителей автобусов. Стоимость такой передачи — 1000 рублей на рыло водителю).

И вот день отъезда, выкупаю в кассе билеты, садимся в автобус, загранпаспорт и приглашение в кармане, из вещей только сменка и тормозок в дорогу. Все, едем.

Свободных мест нет, едут заробитчане-украинцы, из россиян, только мы с женой. При том, что приезжают работать в Москву, разговоры в автобусе только на одну тему: Россия плохая, Путин плохой, хочется вступиться, но помалкиваем.

До границы с нэзалежной, автобус с остановками на перекур и перессык по 15 мин. добирается за 9 часов. Вот она граница, которую я раньше пересекал на машине (с нашей стороны «Нехотеевка», с укрской «Гоптивка»).

Разница с прошлыми годами сразу бросается в глаза: раньше очередь из российских и украинских машин была не менее 1.5-2 км, теперь это унылая пустота, время от времени нарушаемая подъезжающими укровскими легковушками или трейлерами. Для пассажирских автобусов отдельная очередь. Мы были третьими. Сразу подумалось, ну минут 15-20 и поедем. Не тут-то было. Один автобус — один час. Как потом стало понятно, все «тормоза» из-за украинской стороны.

Походит наша очередь, нас запускают на российский контроль. Паспортный контроль, сумку через «телевизор» и бывайте здоровы.

Нейтральная полоса, за ней въезд на контрольную зону нэзалежной с соответствующими атрибутами: противотанковые ежи, тризуб — огромных размеров, все с автоматами через плечо и в бронежилетах, плакаты с гэроями АТО, которые как известно «нэвмырають».

В автобусе сразу проявляются активисты, которые начинают собирать по 20 гривен с рыла (или 100 руб.), чтобы не проверяли вещи (так понимаю узаконенная взятка таможенникам). Моя попытка объяснить, что у меня нет сумок и баулов, приводит в бешенство свидомых пассажиров и для их успокоения я отдаю заранее прибереженные 40 гривен (за себя и жену).

Паспортный контроль начинается с посещения автоматчика, который собирает паспорта прямо в автобусе. Представление ему «краснокожей паспортины» вызывает нескрываемые эмоции удивления, подозрительности, ненависти. Персонаж удаляется из автобуса и наступает гробовое молчание длившееся час. Потом этот же персонаж заходит в автобус и громко выкрикивает нашу с женой фамилию и приглашением пройти с вещами для детального досмотра.

Заходим, начинается диалог, зачем едем, к кому, сколько кому из родственников лет, где проживают, чем занимаются (понимаю, что сверяют ответы с данными приглашения). Далее, что в сумке, достаю сменку, и о укросчастье — в старых джинсах затянут офицерский ремень. начинаются вопросы — откуда это, зачем (поясняю, что бывший офицер Российской армии, закончил служить в 2001 году). Это приводит публику в еще больший восторг: требуют показать левое и правое плечо, тщательно рассматривают пальцы, зачем-то подводят пса, тот меня с удовольствием обнюхивает.

Процедура длится минут 20-25, постепенно интерес ко мне угасает. Мне и жене отдают паспорта и препровождают к автобусу. В автобусе — ворчание в наш адрес, что мы задерживаем это увлекательное путешествие, шепотом — версии, что с нами было. Наконец, автобус завелся, двери закрылись и о счастье, мы стартуем. Пару остановок в лабиринтах противотанковых ежей и мы покидаем пределы таможни (за окном уже рассвет). Короткий перессык в кустах и впереди просторы нэзалежной.

Вся дорога пестрит бодрыми плакатами: «украина понадусэ», «свого нэ отдадим», «служи по контракту с заработком 7000 гривен», «гэрои АТО», «рожи в вышиванках, все столбы и остановки выкрашены в жовто-блакитные полосы.

До Харькова и даже до Чугуева, пролетаем без блокпостов, далее блок-посты, чем ближе к Донецкой области, тем чаще. Первый серьезный блок-пост в г. Изюм. Стоят автоматчики, бетонные укрепления, символика батальона „кыив“. В автобус заходит свидомая рожа с автоматом, тщательно смотрит в глаза пассажирам, машет рукой водителю и мы движемся дальше.

От Изюма до Славянска дорога разбитая вхлам следами тяжелой техники, бывалые пассажиры рассказывают друг другу как по этой дороге стягивалась техника к Донбассу.

Впереди Славянск, большой блок-пост свидомитов, вокруг поста неимоверный срач и мусор, гордо реет укровское знамя и знамя батальона Азов. Процедура — повторяется.

По Славянску видны отдельные раны от боев: дырки в заборах, строениях, поваленные столбы, но видно, что многое уже подлатали. И кругом символика незалежной, бравурные плакаты и призывы, рожа савченки, вальцмана, еще каких-то пидаров в вышиванках и в камуфляжах, смысл всего этого — мы пэрэможемо и т.д.

Из окна автобуса смотрю на прохожих. В глазах и движениях читается одно: „нам похуй“. Далее Краматорск — и картина повторяется, только еще более насыщается жовто-блакитными красками. Сейчас это новая свидомая столица Донбасса, сюде переместилась администрация, которая зовет себя военно-гражданской, здесь сконцентрированы все учреждения.
Далее села и степи, бурьян в человеческий рост и какая-то атмосфера безразличия.

Далее, нам пора выходить, мы покидаем автобус, пожелав водителям счастливого пути дальше.

Меняем деньги на гривны, заказываем обратные билеты. Впереди — неделя в нэзалежной.

Добираемся к родственникам, встреча, слезы радости, распросы, стол по домашнему с самогоном (но это все сугубо личное).

Что за неделю пребывания увидел:

— народ очень сильно изменился. Людей просто зазомбировали, люди в своих убеждениях заблудились. В разговорах с родными, знакомыми понимаешь: Россия для них враг, нет никакого ДНР и ЛНР, а есть террористы и там мучают людей. Садисты из укроармии и нацики, это „воины добра“ которые погибают ради едыной Украины». В ДНР и ЛНР, люди наглые, ибо получают пенсию в рублях и еще едут на украину получать пенсию в гривнах. Надия савченко — это гэрой овеянный славой, реально рассуждают о том, что она может стать прэзыдэнтом.

Все это в перемешку с тем, что народ люто ненавидит Вальцмана и компанию, завидует тому, как Россия относится к памяти, восхищаются парадом победы, плюются, что людям на украине запрещали праздновать этот праздник (надо сказать, что до последнего времени с ДНР трансливовались Российские каналы, а сейчас их усиленно «забивают» помехами укры).

Рассказывают друг другу, как кто-то кому-то сказал, а тот видел своими глазами, как Россия стянула в центр донецка «новейшую технику» и вот-вот российские найманцы двинут на укровские окопы сметая все на своем пути.

Рассказывают друг другу, что в ДНР с оружием одни бородатые чечены и солдаты у которых нашивки «армия России».

Радио и телевидение украины — это отдельная песня! Если не бравурные оды про покращення, то рассказы о российских найманцах, подлом Путине, кровожадной России, отчеты об очередной тысяче убитых в боях русских десантниках, лучших друзьях европейцах и американцах.

Короче блевать от этого хочется на второй день.

У людей полная уверенность, что все беженцы с территории ДНР переместились только на территорию украины.

Всем похуй на снос памятников Ленину, переименованию улиц и городов, в разговорах соревнуются, кто больше запомнил кого и во что переименовали.

Рассказали мне, как убирали бюст Ленина у моей родной школы, где проходили школьные линейки. Подъехали уроды с автоматами, обвязали веревкой вокруг шеи Ильича, дернули все это трактором, а затем таскали изваяние по улицам, пока оно не рассыпалось в пыль.

Всем интересно, что с Россией будет в ближайшие годы, распадется она или устоит.

Фактически людей, которые бы мечтали о Новороссии мне встретить не удалось, откровенно говорить на эти темы там не принято и боязно. Конечно и мне приходилось осторожничать с малознакомыми людьми.
Мои заключения: итог двух последних лет очень печален для нас.

Мы реально потеряли расположения к себе пророссийски настроенного ранее населения, победу в информационной войне явно одерживают бандеровцы.

Если такое творится на части Донбасса, которая под украми, представляю, какой бардак в головах жителей центральной части и галиции.

Обратный путь домой показался как никогда ранее желанным. И после семичасового стояния на границе, мы снова оказались такой родной для себя России.

военлет64
  • Теги:

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: