Финские *кукушки*

Уроки забытой войны: чему научили нашу армию финские «кукушки».


1939 год. Отряд красноармейцев перешел советско-финскую границу и углубился в лес. Идти было тяжело — стоял 30-градусный мороз, а снег выпал выше колена. На опушке леса пришлось залечь – финны открыли шквальный огонь из пулеметов. Командир отряда был убит при первых выстрелах. Младший политрук Иван Кулыпин велел выставить два станковых пулемета на флангах и открыть ответный огонь.

«Минут через пятнадцать я и командир разведывательной роты тов. Мишкин заметили, что среди пулеметчиков появились раненые. Это удивило нас. Бойцы с фронта были хорошо укрыты, откуда же их обстреливают?», — из воспоминаний политрука И. Кулыпина.

Через несколько минут один из пулеметчиков получил пулю в затылок.

«Начинаем осматривать деревья. Ветви густые, завалены снегом. Замечаю, что ветви одной из елей чуть-чуть колышатся. Всматриваюсь через прицел снайперской винтовки и вижу: «люлька», а на ней ноги в пьексах. Стреляю. С дерева падает человек. Подбегаем: белофинн с автоматом», — из воспоминаний политрука И. Кулыпина.

Война Советского Союза с Финляндией началась 30 ноября 1939 года. Но уже в декабре в Красной армии появился новый термин «кукушки». Политрук Кулыпин описал первый случай применения финской армией этой партизанской тактики ведения боя.

«Кукушки»

Сегодня даже военные историки не могут с уверенностью сказать, откуда пошло это прозвище — «кукушки»? В интервью телеканалу «Звезда» о своей версии нам рассказал научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Дмитрий Суржик:

«В конце 30-х годов была такая популярная песенка: «Кто там сидит на суку, и кричит «Ку-ку?» Бойцы Красной армии, столкнувшись в Финляндии с таким явлением, как ведение одиночного огня с заранее обустроенных и замаскированных в лесу позиций, будь то дерево или сугроб, прозвали своих противников «кукушками». Давая такое пренебрежительное прозвище, подсознательно красноармейцы, видимо, хотели победить тот страх, который, несомненно, присутствовал в войсках, столкнувшихся с совершенно новым и коварным видом ведения боя», — говорит кандидат исторических наук Дмитрий Суржик.

Это далеко не единственное объяснение названия «кукушки». По одной из версий, бойцы финской армии, устраивавшие засады, общались между собой, подражая голосам птиц. Существуют и другие версии, но всех их объединяет одно – «кукушки» вели огонь преимущественно по командному составу Красной армии.

«Главной целью «кукушек» были офицеры и генералы – это факт. В начале финской войны определить советского командира не составляло труда — полушубок и кобура – вот главные приметы», — говорит Суржик.

На вооружении у финских «кукушек» были автоматы и винтовки. Долгое время считалось, что все они были снайперами.

Миф о снайперах-«кукушках»

Историки считают сильным преувеличением разговоры о сотнях снайперов, воевавших на территории Финляндии в 1939-1940 гг. Главный довод – на вооружении финской армии в те годы было всего 200 снайперских винтовок.

«Снайперами-«кукушками» называли всех, кто стрелял по командирам и бойцам Красной армии из укрытий. Точность попаданий была очень велика, эта правда. Но дело в том, что стрельба велась с расстояния 200-300 метров. И вели ее зачастую ополченцы, т.е. местные жители, большинство из которых были до войны прекрасными охотниками», — говорит военный историк.

В боевых действиях против Красной армии активно участвовали, так называемые, шюцкоровцы. Шюцкор — это финская полувоенная организация наподобие народного ополчения. Члены этой организации устраивали дозорные пункты в ветвях деревьев (на настилах) и на чердаках домов. Все они были вооружены, и при появлении противника немедленно открывали огонь.

«Главным «козырем» шюцкоровцев было мгновенное исчезновение с места атаки. С деревьев спускались на веревке, вставали на лыжи, и скрывались. Все финны с детства прекрасно ходили на лыжах. Зима 1939-140 гг. была очень снежной. И, конечно, нашим бойцам в пешем строю, — т.е. без лыж было за такими боевиками не угнаться», — говорит Дмитрий Суржик.

Про «кукушек» ходили рассказы о том, что они якобы были прикованы к деревьям цепями и веревками. Это – стопроцентный миф.

«В Карелии и Финляндии, как известно, много сосен. Так вот, ветки у них располагаются зачастую на одном уровне. Финские стрелки, чтобы ходить по веткам, не выпуская из рук оружия, в виде страховки, обвязывали вокруг пояса веревку или цепь. Только и всего. Никто их к месту боя не привязывал и не приковывал», — поясняет военный историк.

Вероятнее всего, что финских стрелков принимали за снайперов лишь за меткость выстрелов. Также им приписывали «разговоры на птичьем языке» — один дозорный сигнализировал другому с помощью звуков, которые издают пернатые. Такие факты встречались, но в зимнее время (зимой птицы особенно не поют, кукушки не кукуют — это перелетная птица) финны пользовались таким приемом крайне редко.

«Правдой было то, что финские «кукушки» никогда не «работали» в одиночку. Как правило, у каждого стрелка был наводчик, и опытный подрывник. В поисках врага красноармейцы бросались к месту выстрелов, и попадали на небольшое минное поле. Гибель наших солдат давала финскому стрелку возможность быстро занять позицию по соседству», — рассказывает Дмитрий Суржик.

Главной мишенью финских «кукушек» всегда были командиры Красной армии. Потери были так велики, что уже через месяц после начала боевых действий, т.е. в январе 1940 года офицеры стали появляться на боевых позициях только в маскировочных халатах. Многие, несмотря на мороз, отказались и от полушубков – слишком приметно, а значит — рискованно.

«Потеря в бою даже командира роты в этой войне имела огромнее значение. Солдаты не знали, куда им двигаться дальше и что вообще делать. Потери нашей армии, в сравнении с потерями финнов были очень большими. 150 тысяч человек с нашей стороны и только 19 тысяч со стороны противника», — рассказывает Дмитрий Суржик.

В качестве «противовеса» финским «кукушкам» Красная армия использовала огонь артиллерии. Перед каждым продвижением войск, лесные массивы обстреливались картечью.

«Это называлось «подстричь верхушки». Но финны быстро изменили свою тактику. Они стали укрываться в сугробах. Только не простых, а искусственных. Из стройматериалов или еловых веток они строили шалашик, который засыпался снегом. Отличить его от настоящего можно было только после серии выстрелов», — говорит Суржик.

Единственным настоящим снайпером в ходе Советско-Финской войны официально был признан только один человек – финн Симо Хайха.

Симо Хайха по прозвищу «Белая смерть»

Симо Хайха родился в Карелии, в крестьянской семье. Первый раз был призван в армию в 1925 году. Второй – осенью 1939 года в связи с обострением отношений между Финляндией и СССР.

Хайха использовал винтовку Мосина М28 (Pystykorva) – это укороченный вариант трехлинейки, поскольку она больше соответствовала его чрезвычайно маленькому росту – 1 метр 52 сантиметра. Симо никогда не использовал оптический прицел, — считал, что так безопаснее. Не надо поднимать голову к прицелу, и никаких «солнечных зайчиков». За время военных действий уничтожил 542 красноармейца. По неподтвержденным данным, снайпер использовал также финский автомат Suomi M/31. В среднем Симо Хайха убивал по 5 советских солдат в сутки, учитывая короткий зимний день — приблизительно одного человека в час.

6 марта 1940 года во время рукопашного боя он получил ранение в лицо, пуля попала в челюсть и разорвала щеку. Финские санитары, уносившее его тело с поля боя, позже рассказывали, что у Хайхи практически отсутствовала половина головы. Однако ранение оказалось не смертельным. Симо Хайха очнулся 13 марта 1940 года – в день окончания войны.

В мирное время бывший снайпер занимался охотой и разведением собак, и скончался совсем недавно – в 2002 году.

Уроки «Финской» войны

Война Советского Союза с Финляндией была скоротечной, — она длилась всего 100 дней. Но Красная армия за это время получила бесценный опыт. «Кукушки» научили армию очень многому. И в первую очередь – способам и методам ведения одиночного прицельного огня с заранее подготовленных позиций.

В интервью с телеканалом «Звезда» своими соображениями по этому вопросу поделился бывший снайпер Сергей Чувырин.

«Приемы финских стрелков, заметьте, — я говорю стрелков, а не «кукушек», которые не были снайперами в прямом смысле этого слова, переняли не только в Красной армии, но и в немецкой тоже. И, пожалуй, самое главное здесь – это маскировка самого стрелка и его оружия», — считает бывший снайпер.

Известно, что Хайха, чтобы не выдать своего расположения при 30-градусном морозе, постоянно жевал снег. Этот прием используется спецназом и по сей день.

«Когда жуешь снег, изо рта не валит пар, не то что пар – даже легкого «дымка» не будет. Жевать в мороз снег никакого удовольствия, конечно, нет, зато сохраняешь себе жизнь», — говорит Чувырин. Знание местности финскими «кукушками» тоже было взято «на вооружение».

«Финны воевали у себя дома. Страна небольшая, большинство местных жителей с детства умели держать в руках оружие. Все это вместе взятое давало огромное преимущество стрелку. И неважно, где он находился, — в расщелине скалы, на дереве или на земле», — поясняет бывший снайпер.

Многочисленные жертвы среди младшего командного состава Красной армии научили российскую армию еще в 1940 году маскировать форму военачальников, скрывать знаки отличия и другие атрибуты власти.

«К сожалению, этот горький опыт не был в полной мере использован в годы Великой отечественной войны, но о нем не забыли. И уже в других войнах командирский состав был одет в ту же форму, что и солдаты, и это сберегло много жизней», — говорит Сергей Чувырин.

Автор: Олег Горюнов

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: