Рейтинг
0.00

Юмор

15 читателей, 1201 топик

Меня вербуют:-)

Получил письмо с пометкой *ГАВАЙИ* на свою почту.

_________________________________________________________________________
AdmBruceclingan AdmBruceclingan@outlook.com через yahoo.com
Здравствуйте, мои дорогие,

Надеюсь, что вы делаете хорошо там, в вашей стране? Я очень счастлив
общаться вас, однако, Меня зовут адмирал. Брюс В. Клинган, 52 лет, я ВМС США Главный силы Европы и Африки, но в настоящее время в Сирии миротворческой миссии и я хотел бы познакомиться с вами. Если вы не возражаете, ответьте мне как можно скорее позволяет лучше узнать.

С Уважением

Адм. Брюс В. Клинган
_________________________________________________________________________

Сижу вот и думаю: так что-то скучно, может, начать переписку?:-)

Женская месть

Николай Петрович был мужчиной в самом расцвете сил, когда окончательно решил навести порядок в своей запутанной личной жизни. Этот самый «самый расцвет» у всех наступает по-разному. У Николая он случился немного не дождавшись сорокового дня рождения. Сорок лет – возраст, когда седина уже бьет в голову, бесы колотят в ребра, а по остальными частям тела кто ни попадя — тот и попадает.

Опять же, все разбираются с личной жизнью по-разному. Все по-разному, а Николай Петрович решил расстаться с любовницей, Людмилой Макаровной Г., нарушив таким образом неоднократно данные ей обещания развестись с женой и оформить «все наши отношения официальным порядком».

С целью разрыва отношений Петрович помыл и отполировал свой коллекционный Мерседес 1975 года выпуска, доехал в нужное место, поднялся на четвертый этаж, дождался, когда ему откроют дверь и прям с порога выпалил: ухожу я от тебя, Людмилочка, до свидания, прощай навеки.

Людмила Марковна отреагировала на его слова весьма спокойно. Сука ты последняя и пидарас конченный! – проорала она и изо всех сил захлопнула дверь. Прям перед носом Николас Петровича. То есть когда дверь уже захлопнулась, то получилось, что прям-прям перед носом. А вот когда она еще захлоповылась, то нос немного, но все-таки выпирал вперед на фоне остального лица. Потом-то уже перестал.

Попытавшись шмыгнуть разбитой переносицей, последняя сука и конченный этот самый ненатотполориентант, спустилось вниз, село в машину и принялось(-лась, -лся) вытирать нос платочком, глядя в зеркало. А вот Людмилочка Макаровна ни в какую машину не садилась, а выглянула в окно и, повинуясь непонятно какому бесу, подняла телефонную трубку и набрала ноль два.

— Здравствуйте, — сказала она нольдвум, — у меня срочно угнали машину, спасите-помогите. Нет, угнали не срочно, помогите срочно. Госномер? Записывайте. Обязательно. Конечно-конечно. Прям сейчас выезжаю в ближайшее отделение милиции писать заявление об угоне. То есть выхожу, машину-то угнали. Госномер такой-то, серебристый Мерседес с откидным верхом. Вы все точно записали?

Уж чего-чего, а номера Мерседеса Николая Петровича Людмилочка Макаровна помнила на раз, потому что работала бухгалтером и помнила вообще все числа, виденные в своей недлинной жизни. Повесив трубку Людмила Макаровна села в кресло с ощущением утраты и чувством хорошо выполненного долга.

Скрипнули и закрутились жернова судьбы в виде колесиков милицейско-бюрократической машины. Мерседес объявили в угон, на какой-то там карточке, как говорят гаишники, возникла красная полоса, а все постовые получили ориентировку на задержание.

И выполнили ее практически мгновенно, потому что Николай Петрович наконец-то перестал вытирать нос и уже доехал до первого попавшегося ему поста ГАИ. А может быть даже и ГИБДД. Где и был остановлен, извлечен из машины и допрошен с небольшим пристрастием прикладом по лбу. Так из-за того, что он без разрешения быстро сунул руку за пазуху и медленно извлек документы, к его разбитому носу добавилась шишка и синяк.

Документы, впрочем, оказались в полном порядке. Перед Николаем Петровичем даже практически извинились. И посоветовали ему обратиться в ближайшее отделение милиции, чтоб снять машину с угона. Передвигаться же к отделению лучше было пешком, чтоб избежать привычных травм и повторных фингалов.

Восприняв совет вполне серьезно Николай Петрович пообещал гаишникам написать жалобы во все доступные ему места и поехал в указанное отделение, находившиеся, очень кстати, совсем недалеко от дома Людмилочкм Макаровны Г.

Чтоб не искушать судьбу. Николай. Оставил Мерседес на привычном месте. И пошел в отделение. Где использовав всю свою настойчивость, вкупе с израненной внешностью, добрался таки до симпатичного девушки-следователя и оставил ей заявление об исключении принадлежащего ему на праве собственности автомобиля марки Мерседес из базы угнанных.

И это несмотря на то, что заявление у него принимать не хотели и говорили, что машина сама пропадет из базы угнанных, так-как угон не имеет никакого подтверждения. Таким образом Николаю Петровичу удалось в полной мере реализовать свой житейский принцип: в жизни ничего нельзя пускать на самотек. Реализовав эту богохульную мысль Николай вернулся к дому своей бывшей любовницы.

Где и не обнаружил автомобиля Мерседес, принадлежавшего ему на праве собственности. Мало того. На месте Мерседеса стояли Жигули одиннадцатой модели вместе с соседом Людмилочки по коммунальной квартире и вредным пенсионером Михалычем.

Несмотря на все бедственные жесты Николая Петровича и его мольбы о помощи. Вредный пенсионер, пробормотал, что-то вроде «обещал жениться – женись, сука ты последняя, и нефига девке голову морочить,» и ушел домой пить чай, не обращая внимания ни на какие просьбы о свидетельских показаниях в пользу угона.

Осознав всю трагичность своего положения. Николай Петрович трижды сплюнул через левое плечо. И отправился в ближайшее отделение милиции, клоуна из себя корчить и дуру из меня валять. Именно так отозвалась об новом заявлении Николай Петровича симпатичная девушка-следователь.

Отозвавшись он опомнился. И попросил заявителя к дате на заявлениях дописать время подачи. А то никак не разобраться, какое заявление необходимо срочно в дело, а на какое – плюнуть и растереть.

Немного погрустив у кабинета начальника, Николай Петрович практически успокоился и поехал домой. На автобусе и совсем чуть-чуть на трамвае.

По дороге Николай Петрович обдумывал, как преподнести жене пренеприятнейшее известие. Он уже все обдумал и даже отрепетировал. Когда подойдя к собственному подъезду заметил принадлежащий ему на праве собственности серебристый автомобиль Мерседес с опущенным откидным верхом.

Вот же ж, блядь, — пронеслось в голове Николая Петровича, — гадство какое, но зато жене ничего объяснять не надо. Но дело обстояло совершенно не так. Объяснять жене бало чего. Еще как было.

Потому что тремя часами ранее. Жена Николая Петровича, Галиночка Степановна, проходила мимо дома Людмилочки Макаровны. И увидела. Да-да. Тот самый серебристый Мерседес ее мужа.

— Сука ты последняя, пидор конченый, импотент несчастный, — твердо выговорила Галина Степановна, — а какие слова говорил, как соловьем заливался, какие обещания давал, брошу, мол, всех брошу, даже не сомневайся.

Выговорив все это. И добавив, — ну я тебе устрою, паразиту. Галина Степановна достала из сумочки запасные ключи, завела машину и отогнала Мерседес к своему дому.

Где его и увидел Николай Петрович. И поехал в отделении милиции, где написал следующее заявление об снятии машины из угона. Заявление приняли практически беззвучно. То есть бессловно. Потому что звуки издаваемые всеми сотрудниками, отделения пришедшими полюбоваться Николаем Петровичем, никак нельзя назвать членораздельной, осмысленной речью. А дурацкую улыбку от уха до уха перечеркивавшую физиономию симпатичной девушки-следователя никак нельзя было назвать приличествующим случаю, сочувственным выражением лица.

На этом мы оставим Николая Петровича со всеми его дамами и перенесемся вперед по шкале времени. На целый месяц, а может быть и на три. Именно столько времени понадобилось нашему герою, чтоб выполнить принятое решение и навести порядок в своей запутанной личной жизни.

Он действительно навсегда оставил Людмилочку Макаровну и вернулся к жене. Впрочем совсем не надолго. А ровно настолько, чтоб собрать свои личные вещи и оставить жену тоже и навсегда.

Многие могут подумать, что Николай Петрович остался со своим автомобилем Мерседес. Однако это не так. Через три месяца после событий он женился на симпатичной-девушке следователе, а мерседес продал к чертовой матери.

О чем же это все говорит, вполне резонно спросите вы. Это говорит о том, что ни в коем случае не стоит вмешивать в свою запутанную личную жизнь государственные органы, а так же серебристые автомобили марки Мерседес с откидным верхом.

© dernaive

Прорубь

Морозным башкирским вечером. Из окна второго этажа красивого прибрежного домика. Вылетела и простерлась в воздухе. Не считая плавок голая мужская фигура.

Петр Семенович, а это был он, уверено раскинул руки и гордо поднял подбородок, вдыхая полной грудью свежий воздух. Радость полета охватила его. Он оглянулся и подмигнул маячившим в ярком окне людям.

За полчаса до этого. Директор импровизированного аквапарка на берегу озера, Василий. Держал в руке полузапотевший стакан с водкой. И увлеченно рассказывал.

— Вот вы, Петр Семенович, после бани с горки в прорубь ногами вперед съезжаете.

— А как же еще мне туда прикажете съезжать, Василий Иванович? – спрашивал его Петр Семенович, отпивая добрую половину своего стакана одним глотком, — сел на горку и поехал. Ноги, конечно, впереди – остальное, вполне естественно, сзади. Раз – и в дамках. То есть в проруби. То есть «бульк».

— Не интересно ногами-то, Петр Семенович, ногами – это как бы «солдатиком» в воду прыгать. Так все могут. А надо «ласточкой»! Ну совершенно другие ощущения, — Василий Иванович зажмурился от таких ощущений и закусил лимончиком.

— Убедили, милейший, — Петр Семенович наполнил стаканы, прикажите окно на горку открыть.

— Мало того, окно открыть, — Василий Иванович чокнулся с Петром Семеновичем, — надо в проруби лед расколоть и вычерпать, а на горку горячей воды вылить, чтоб наледь растаяла. А то удариться можно и поцарапаться. Минус тридцать на улице. Все прям на глазах замерзает. Только отвернешься, а уж лед сантиметра полтора. Пешней с трудом колется.

Они выпили и Василий Иванович отдал советующее распоряжение. Его сотрудники распахнули окно, в комнату паром и снежинками ворвался холодный воздух, а друзья налили еще по одной.

— Вот, кстати, анекдотец про лед, — начал Петр Семенович, зачем-то нюхая водку в полном стакане…

Он рассказал анекдот. Потом еще один. Василий Иванович не остался в долгу и выдал аж три анекдота. Они еще выпили. Потом еще.

— Пойду-ка я в прорубь, Василий Иванович, — поднялся с тяжелой дубовой скамьи Петр Семенович, а то вон в окно дует. Так и замерзнуть не долго.

Он скинул с плеч овчинный тулуп, разбежался и прыгнул в окно. «Рыбкой». В полной уверенности, что приземлится прям на скат ведущей в прорубь горки, подобно прыгунам с трамплина. На лыжах.

Морозным башкирским вечером. Из окна второго этажа красивого прибрежного домика. Вылетела и простерлась в воздухе. Не считая плавок голая мужская фигура.

Петр Семенович, а это был он, уверено раскинул руки и гордо поднял подбородок, вдыхая полной грудью свежий воздух. Радость полета охватила его. Петр Семенович оглянулся, подмигнул маячившим в ярком окне людям и посмотрел вниз. До склона он не долетал.

Он явно должен был упасть на горизонтальный участок горки. Откуда еще час назад спокойно стартовал в прорубь ногами вперед.

Участок был твердый даже на взгляд. Очень твердый и холодный. Хотелось чего-нибудь мягкого, или хотя бы наклонного. Вон такого как чуть подальше. Долететь бы, — подумал Петр Семенович и в по-журавлиному взмахнул руками, в стремлении к продлению полета.

Не помогло. Немного помучавшись он рухнул плашмя и заскребся по поверхности в робкой надежде соскользнуть в манившую прорубь. Ему удалось.

Он поехал вниз на животе, почувствовал царапающий кожу лед и привстал на локти с коленями. Лед стал царапаться еще больнее.

Несмотря на сопротивление шершавой наледи. Петр Семенович набрал немного скорости и снова ненадолго взмыл в воздух. Снизу темнела прорубь.

«Рыбкой», — вспомнил Петр Семенович, — «рыбкой» надо. Он сложил руки по швам и вошел. Вошел в сантиметровую корку намерзшего льда. Раздался треск. Лед подломился. Темная вода сомкнулась над измученным телом.

Через несколько секунд. Петр Семенович вынырнул. Выплюнул изо рта несколько льдинок. Фыркнул. И начал взбираться по деревянной лестнице. От его мощных плечей поднимался пар.

Специальнообученный доставанию льда из проруби человек в тулупе. Стоял с сачком на кромке проруби. И протягивал Петру Семеновичу руку помощи в меховой варежке.

Петр Семенович. Сумрачно взглянул на специальнообученного человека с сачком, выплюнул еще одну маленькую льдинку, застрявшую между зубов, и поинтересовался.

— Ты, блядь, сюда бабочек пришел ловить, или прорубь ото льда чистить?

Потом немного подумал, стоя на снегу босыми ногами, и добавил:

Сука.

Добавка была лишней. И не потому что специальнообученный человек мог обидеться. Вовсе нет. Человек с сачком был полон раскаянием, чувством вины и желанием помочь.

Просто Петр Семенович слишком долго стоял на обледеневшем снегу. В тридцатиградусный мороз. Мокрым. И примерз.

© dernaive

Люди рассказывают

Мой парень специально отращивает волосы на подмышках, что бы потом подпалить их зажигалкой

всегда когда езжу в общественном транспорте, беру с собой палочку для инвалидов и делаю вид, что хромаю, так мне всегда все уступают место. особенно кайф ловлю, когда в час пик набирается полный автобус, давка сумасшедшая, а мне плевать, я сижу!

Читать дальше →

Демоны

Несмотря на природную смекалку и продвинутый навык убеждения, далеко не всех пациентов удаётся вот так просто уговорить воспользоваться услугами нашего серьёзного государственного учреждения. Бывают ситуации, когда все доводы разбились о железобетонную бредовую конструкцию, или когда голоса подсказывают пациенту, что на самом деле сейчас повезут не в санаторий, а в колбасный цех, либо некая сила и вовсе перехватывает управление телом и мыслями — и тогда спецбригаде приходится демонстрировать, почему санитаров на работу принимают крепких и сноровистых.

Марина (назовём её так) болеет уже лет пятнадцать. Последние годы она попадает в больницу намного реже: всё-таки научилась проводить параллель между лекарствами, которые ей назначает Оксана Владимировна, и длительностью ремиссий. Но время от времени всё же пытается стать соавтором назначений, причём в сторону их полной отмены, и тогда окружающая реальность снова плывёт.

Вот и на этот раз, проведя длительный ритуал чистки всего организма клизмами, растительным маслом и ещё каким-то хитрым ёршиком для печени, согласно заветам большой подшивки «ЗОЖ», Марина обнаружила, что демоны никуда не делись. Они просто прятались в телах окружающих её людей до поры до времени, а тут решили снова явить ей свой истинный лик. Совсем нюх потеряли, подумала Марина и приступила к процедуре экзорцизма.

Пятилитровый баллон святой воды, приобретённой в храме, результатов не дал. Домочадцы, в чьих телах поселились демоны, стали более мокрыми и сердитыми, чем обычно, но по-прежнему при инфернальных паразитах. Видимо, выработался митридатизм, решила Марина и перешла к плану «Б». Наскоро освящённая скалка оказалась эффективнее: демоны позорно бежали из квартиры. Правда, прихватили за компанию домочадцев, но это уже побочный эффект, не более того.

Через час после ретирады домочадцев приехала спецбригада: не иначе, настучали по телефону, демоны. Доктор попытался убедить Марину в том, что он белый и пушистый. Песец, что ли? — фыркнула та и бросилась в атаку со священной скалкой наперевес. В битве добра с песцом временную победу одержали санитары, и до самого приёмного покоя Марина ехала спокойно. Усыпляла бдительность.

В приёмном покое битва возобновилась: Марина раскидала санитаров, прыгнула на доктора, санитары поспешили на выручку, и в кабинет дежурного врача ввалилась куча-мала из рук-ног и интересных синтаксических конструкций. Оксана Владимировна, которая как раз в этот момент выясняла у дежурного врача данные о госпитализированном с её участка пациенте, пригляделась к свалке повнимательнее:

— Мариночка? Ты чего воюешь?

И сразу всё стихло. Марина, встав, потупив глазки и смущённо ковыряя носком кроссовки пол, тихо ответила:

— Ой, здравствуйте, Оксана Владимировна! Да мы тут так… того…
— Ага… — тяжело дыша, кивнул санитар. — Бесимся немножечко…
— Чуть-чуть, — закивала Марина. — Это не со зла, просто мы друг друга немного недопоняли!
— Скалками начали махать, — добавил потирающий ушибленное плечо доктор.
— Я больше не буду! — пообещала Марина и поправила воротник на халате доктора. — Правда-правда!
— Опять демоны кругом чудятся? — спросила Оксана Владимировна.
— Опять, — сокрушённо кивнула Марина.
— И они тоже демоны? — показала Оксана Владимировна на санитаров.
— Ну… вот столечко, — свела большой и указательный пальцы Марина.
— И я? — изогнула бровь Оксана Владимировна.
— Нет! — твёрдо ответила Марина.
— То есть, она ангел, что ли? — спросил дежурный доктор.
— Она — Оксана Владимировна! — медленно, почти по слогам, как маленькому ребёнку, донесла свою мысль Марина. — В общем, я тут полежу у вас немного, а после выписки обязательно приду на приём, хорошо, Оксана Владимировна?

Притча о стакане

Профессор взял в руки стакан с водой вытянул его вперёд и спросил своих учеников:

— Как вы думаете, сколько весит этот стакан?

В аудитории оживлённо зашептались…

— Примерно 200 грамм! Нет, грамм 300, пожалуй! А может и все 500! – стали раздаваться ответы.

— Я действительно не узнаю точно, пока не взвешу его. Но сейчас это не нужно. Мой вопрос вот какой: что произойдет, если я буду так держать стакан в течение нескольких минут?

— Ничего!

— Действительно, ничего страшного не случится, – ответил профессор. – А что будет если я стану держать этот стакан в вытянутой руке, например, часа два?

— Ваша рука начнёт болеть.

— А если целый день?

— Ваша рука онемеет, у вас будет сильное мышечное расстройство и паралич. Возможно, даже придётся ехать в больницу, – сказал один из студентов.

— Как по вашему, вес стакана изменится от того, что я его целый день буду просто держать?

— Нет! – растерянно ответили студенты.

— А что нужно делать, чтобы всё это исправить?

— Просто поставьте стакан на стол! – весело сказал один студент.

— Точно! – радостно ответил профессор. – Так и обстоят дела со всеми жизненными трудностями. Подумай о какой-нибудь проблеме несколько минут и она окажется рядом с тобой. Подумай о ней несколько часов, и она начнёт тебя засасывать.

Если будешь думать целый день, она тебя парализует.

Можно думать о проблеме, но как правило это не к чему не приводит. Её “вес” не уменьшится.

Справиться с проблемой позволяет только действие. Реши её, или отложи в сторону. Нет смысла носить на душе тяжёлые камни, которые парализуют тебя.

— Я знаю, как решить все проблемы в мире! – сказал один из студентов, прежде молчавший. Он подбежал к стакану, выплеснул из него воду, налил вместо неё водку из бутылки, вынутой из-за пазухи, и залпом выпил.

Этим студентом был Борис Ельцин.

Борька-гей

Дружбан рассказал.

Было ему лет 17. Короче, вышел у него бзик с девушкой заняться анально-жопальным сексом. Вот захотелось и все. Короче, уломал ее попробовать, договорились на день Х, пообещал, что все будет романтично, отдельная хата свечи и всякая хуйня предрасполагающая к анальной ебле. Откопал где-то хату, днем пошел вино, кино, домино подготовил. На обратном пути зашел в аптеку схватил пачку презиков и какой-то там лубрикант или вазелин, хуй его знает уже, что там раньше было.

Дома матери, сказал, что едет к своему другану лучшему, с ночевкой. Даже для пущей важности Боря, друг его, позвонил типа «ну че ты приезжаешь?», жду тебя с нетерпением торт выветривается, чай стынет и т.д. Короче, не придраться, мать в курсе и тому подобное.

Говорит, стою в коридоре, мать провожает, что-то выговаривает. Беру куртку и с кармана на пол выпадают пачка презервативов и смазка для более приятного жопосверления. Аккуратно так к маминым ногам. Мать поднимает, смотрит, потом говорит дрогнувшим голосом:

— Сына… расскажи мне все… Это Боря тебя заставляет?

Слез и уговоров в стиле «Не отпущу я тебя к Боре пидору» было на пару часов.

Вообщем, пришлось рассказать правду, успокаивать мать, отца и даже с девушкой познакомить.

И что самое странное, после его курьеза кличка Борька-пидор к его бедному другу прилипла, правда потом стали его более культурно Борька-гей называть))))

Женские романы


Ничему меня жизнь не учит. В пятницу встретилась с подругами за чайничком пива, после чего меня неукротимо потянуло покурить на улицу, ну и вот теперь мои бронхи снова издают нежные хрипы, а что издаёт нос — даже и рассказывать тут не буду.

В общем, всё очень хорошо. Второй день лежу в полиэтилетовом мешке, обмазанная со всех сторон водкой, и замотанная в три шарфа. У моего мужа очень радикальный подход к компрессам.

От скуки начала читать дешёвые любовные романы. У меня их нет, я в интернете скачала. Потому что, когда мне плохо и я болею — моему мозгу тоже плохо и он тоже болеет. И ничего полезного и умного он читать не хочет. Он хочет какой-нибудь дряни.
Варианта два: детективы Юлии Шиловой или бульварные любовные романы из серии «Ах, эта волнительная любовная любовь».

Шилову я когда-то любила читать в девяностых, в электричке по дороге на дачу, и меня очень восхищали сюжеты о том как бедная медсестра районной поликлиники влюбилась в пациента, а он накормил её осетриной и заразил спидом, а она обиделась и пошла к мафии жаловаться. А мафия стала подсылать её к неугодным людям, и они в неё все влюблялись, заражались спидом, и умирали через неделю в муках. В конце вообще все умерли, и мафия тоже. Но мафия не от спида, а от любви.

Как видите — там очень много драматургии и неожиданных находок, а так же философии.

Короче, Шилова — не вариант, сами понимаете. Тут я и сама в конце умру. Поэтому выбор пал в пользу любовных романов.

Их я прочитала уже два. Про Лауру и Трэвиса, и про Элис и Джона.
Сюжет уже не помню, не в нём дело. Я в этих романах люблю эротические сцены. Где взволнованно вздымаются высокие груди, и смущённо колышется в предрассветных сумерках треугольник её шелковистых волос, пахнущих как цветущая сакура на горе Фудзияма.

Потому что у меня таких страстей никогда не было, и, видимо, уже не будет. Не припоминаю я у себя высоких вздымающихся грудей, и даже колыхающегося в ночи треугольника с сакурой. И мои мужчины не покидали меня под утро, «надев красивую рубашку и брюки с расстёгнутым воротником» ©

И моя нежная плоть не раскрывалась и не смыкалась вокруг Трэвиса, подобно утреннему цветку. Хотя, честно говоря, не приглядывалась никогда. Откуда все эти авторы этой любовной ереси берут свои сравнения, а? У них вот хоть раз в жизни секс вообще был?

«Его мужская выпуклость восхищённо проникла в её нежные глубины» ©
Мужская выпуклость! Восхищённо проникла! Впуклость неистово подалась навстречу выпуклости, и застонала, возрадованная её безупречностью!
Вот это, я понимаю, любовь! Вот это — страсть! Вот это — секс! А то, чем я почти 20 лет уже занимаюсь — это я даже не знаю что. Гадость какая-то.

Вот выздоровлю, выберусь из пакета, и пойду требовать, чтоб в меня восхищённо проникли безупречной выпуклостью, а наутро покинули в красивой рубашке, с расстёгнутым воротником.
А то прям что жила — то даром.

Пойду ещё чонить почитаю.

© Лидия Раевская

Что делать если Вы умерли…



1. Лежите, не подавая признаков жизни. Было бы неплохо умереть в приличной позе, но это уж как повезёт. Не принимаете близко к сердцу горе родственников. Вполне возможно, что их горе — обычная неадекватная реакция на их радость.

2. Отнеситесь философски к тому факту, что вас уронят с носилок пьяные санитары, а в морге потащат за ноги по полу, так как сломалась каталка. Ни в коем случае не снимайте с ноги бирку и следите, чтобы её не подменили. В морге всякие валяются. Потеряв бирку, вы можете оказаться в тесном, наспех сколоченном гробу, а не в том более-менее приличном, в котором вас видели родные.

3. Не устраивайте в морге сцены с криками: «Я же живой!», «Что всё это значит?», «Как я тут оказался?!» Раз оказались, значит так и надо.

4. Вернувшись домой в гробу, не вздумайте сразу сесть к телевизору смотреть футбол. Сначала дождитесь, пока все улягутся и напейтесь чаю на кухне. Покойник перед телевизором с чашкой в руке — это уж слишком.

5. Ложась назад в гроб, прихватите с собой ломик. Да и пачка сигарет не помешает. Любителям чтения стоит взять книгу О. Чернокошкина «Живой среди мёртвых», которая позволит скоротать время до конца похорон.

6. Не шевелитесь в гробу при выносе тела, не выскакивайте из него, чтобы помочь спустить гроб по лестнице — справятся сами.

7. Помните, что вылезать из могилы на прогулки можно только с полуночи. Первые ночи не уходите далеко от могилы, чтобы не заблудится среди незнакомых крестов и памятников. Постарайтесь вернутся на место до первого крика могильщика.

8. Если вы всё-таки заблудились, оставайтесь на месте до рассвета. В шесть утра займите очередь к администрации кладбища. Вас, конечно, оштрафуют за нарушение правил внутреннего распорядка, но могилу найти помогут, может быть, даже в тот же день

9. Никогда не гуляйте по главной аллее. На любом кладбище это традиционное место гонок гробиков на колёсиках.

10. Не преследуйте одиноких прохожих. Нападайте на них неожиданно, выскакивая из кустов или из-под земли.

11. Время от времени наведывайтесь к родственникам и знакомым, заглядывайте к ним в окна. Это поможет им не забыть вас.

Рекламная пауза


Баба Маша, потомственная гадалка и ясновидящая, оказывает следующие виды магических услуг:

Судьба: снятие предсказания кукушки, правка изгибов судьбы. Гадание по трещинам на пятках.

Здоровье: Исцеление бесноватых наложением дисциплинарных взысканий на срок до 15 суток, исцеление хитроватых.

Любовь: возвращение любимого, обьятия, слезы. Регулировка потенции, коррекция угла. Настройка времени потенции.

Помощь в бизнесе: Готовые ауры успешных компаний, фирм. Ауры под ключ. Разработка амулетов с логотипом вашей компании. Составление фирменных молитв. Снятие порчи с трудового коллектива по групповой фотографии.

Сниму: венец безбрачия, фату одиночества, печать бобылизма, штамп целомудрия, «пластырь немоты», «кандалы безручия», «трусы бессилия».

Кроме этого: изгнание тараканов из башки и жилища. Поиск вещей, заговор от прыщей и клещей, исцеление мощей. Временная порча для военкомата, справки о порче. Заговор повестки. Отворот военкома.

Анекдот из жизни

Еду в метро. Смотрю, уставился на меня какой-то парень, совсем молодой, на вид интеллигентный. И где-то я его видел. Не мигая на меня смотрит. Сурово так. Вдруг идёт ко мне и, не успеваю я как-то среагировать — наотмашь бьёт меня кулаком в лицо.

Я инстинктивно хватаю его за грудки, и вдруг он начинает близоруко морщиться и бормотать: «Ой! Обознался. Вы извините меня. Я вас с одним подонком перепутал. лицо у вас почему-то знакомое, вот и перепутал. Прошу прощения. Честно. Ну… хотите, ударьте меня. Я даже сопротивляться не буду».

Ударить? Надо бы, но… как-то рука не поднимается. Мне место освободили. Сел. В себя прихожу, потому что больно приложил, стервец.

Парень рядом крутится.
Гундит, просит:

«Вы только полицию не вызывайте. У меня сегодня первый зачет в институте, я если не сдам — меня выпрут. Придётся от армии бегать».

Обещаю не вызывать. Он благодарит, радостно мелет чепуху про девушку свою, про то, что совсем из-за неё учёбу забросил, на лекциях три месяца не появлялся, а факультет у него сложный…

И чем больше трепется, тем больше я мрачнею, понимая… мой это студент и мне зачёт сдавать едет..."

©Henrich Nebolsin

О девочках

У любой, даже самой продуманной девочки, в прихожей стоят любимые метафорические грабли, которыми девочка раз за разом получает в лоб. Причем, выбросить эти грабли возможным не представляется. Как максимум – привязать к ручке бантик и поставить как-нибудь красивенько. Иными словами – смириться, потому что как бы девочки не зареклись, они все равно будут делать это.

1. Покупать платье на размер меньше

Или на два размера. Или на три, но очень красивое. Потому что рано или поздно девочка в него влезет, честное слово. У особо уверенных в себе девочек одежды из отряда «я похудею и влезу» в разы больше, чем тем той, в которую не надо “влезать”.

2. Покупать туфли на немыслимых каблуках.

В этом есть что-то отчаянное и почти религиозное: девочка, покупающая 20-сантиметровые шпильки из лакированной кожи изначально отдает себе отчет в том, что будет страдать. Но при соблюдении двух условий (1 – туфли очень красивые; 2 – туфли фантастически дорогие) она достанет кошелек с решимостью христианина, идущего по горячему песку римского Колизея на встречу львам. И умрет в страшных муках на ближайшей вечеринке, разумеется.

3. Садиться на диету

Каждая девочка понимает… ладно, хорошо: каждая девочка с мозгом понимает, что любая временная диета не работает. То есть, либо ты жрешь свиной шашлык и тортик всю свою девочковую жизнь, либо ты знаешь 123 рецепта приготовления половинки рисового зернышка в день, изредка позволяя себе сельдерей и яблочко. Понятно, что обмануть организм недельным голоданием раз в году не получится. Но королевская гвардия не сдается – приходит май, примеряется купальник, и слово «экспресс-диета» снова лидирует в статистике поисковиков.

4. Болтать о своей личной жизни

Опыт поколений раз за разом доказывает неумолимую справедливость правила: «все, что вы скажете, может быть использовано и будет использовано против вас», но девочке неймется. Весь мир должен узнать о том, как ей сейчас хорошо (или плохо). Или грустно. Или весело. Или одиноко. Или Сидровов козел, и она его вот-вот бросит.

5. Верить в сказку

Необязательно о принце, нет. Есть еще много чудесных сказок, например: «потерянный африканский дядюшка оставил вам в наследство два миллиарда долларов и кимберлитовую трубку (двести шагов на север от Брандберга, копать три раза), оплатите услуги нотариуса, всего стобаксофф». Сказка может быть и попроще, но суть та же – всего стобаксофф, и к девочке придет финансовое чудо.

6. Думать сердцем

Сердце – это мышца. Как трицепс (ну, почти). Конечно, девочкам в голову не приходит думать трицепсом, но зато сердцем – запросто. Как правило, решения, принятые сердцем, приводят к тому, что из головы капают слезы, зато у девочки остается отличное реноме душевного человека. Пусть и немножко несчастливого.

7. Чувствовать головой

Мозг предназначен для сбора зримых фактов. Попытки выдать за факт эфемерные категории, вроде любви, раз за разом приводят к осознанию того, что расчет сделан неверно.

8. Закатывать скандал

После каждого безобразного кабацкого скандала каждая девочка в глубине души понимает, что пережала. Не признается, но понимает. И дает себе слово, что больше никогда, потому что я же умная и сдержанная. Но проходит месяц-другой, и новая супница со звоном раскалывается об итальянскую плитку, а девочка в юбилейный раз отправляется по маршруту “от мужа к маме”, для значительности прихватив с собой детей.

9. Пить алкоголь

Каждый раз, когда в постели храпит кто-то малознакомый, когда внутренняя поверхность бедер расцарапана кактусом, использованным на вчерашнем корпоративе вместо шеста, или когда банально болит голова, девочка обещает себе, что больше никогда не будет пить. Никогда-никогда. Ага.

10. Верить словам

А потом заламывать руки в отчаянном: «Ну нельзя же так врать?!». Чего это нельзя? Очень даже можно. Да, некий доктор Хаус настаивает, что врут все, но когда любимый клянется, что «мы с женой уже давно чужие люди», как можно в это не поверить? Никак. А Хаус – старый циник и наркоман.

11. Закрывать глаза на неприятные звоночки

Это самые любимые девочкины грабли. Девочка любовно гладит место удара и благодарит грабли за хорошую науку. Теперь-то уж девочка точно будет реагировать на каждый сомнительный динь-динь. Девочка и разум будут жить долго и счастливо, пока очередной допамин не разлучит их.

12. Имитировать оргазм

Каждый раз, входя в новые отношения, девочка хочет играть честно. Потому что, себе же хуже. Бывший был уверен, что девочке всё нравится, а девочка боялась признаться, что эти ее стоны на четырнадцатой секунде – немножко совсем неправда. Но в процессе первого секса с новой любовью девочка сдается, причем, быстро. А то вдруг он решит, что я вообще не могу, и разочаруется? Ну нет, – решает девочка и вонзает пальцы миленку в спину, рыча, как раненая морская свинка, и снова добровольно отправляется в привычный замкнутый круг.

13. Пытаться контролировать все вокруг

Когда загнанную лошадь, то есть – девочку, в очередной раз пристреливают, девочка решает отдать часть полномочий, ну, например, супругу. И не контролировать исполнение, потому что я здесь, как женщина, стою, а не как прапорщик. А потом счета не плачены, котэ не кормлен, у ребенка сопли до пупа, а из всех достижений цивилизации в доме работает только Интернет. В результате срезанные погоны как-то сами собой возвращаются на точеные плечи.

14. Оглядываться на окружающих

Мне плевать, что обо мне думают, – говорит девочка и украдкой косится в зеркало – не размазалась ли тушь. Я не сто долларов, чтобы всем нравиться, – фыркает она и плачет в подушку, когда выясняется, что кому-то она не нравится. Это одни из самых болезненных грабель фирмы «ЯЖЕТАКСТАРАЛАСЬ LTD».

15. Копаться в его телефоне

Девочка вовсе не дурочка. Она прекрасно знает, что либо ничего не найдет в телефоне (что, по какой-то странной причине не снимет подозрения, а лишь усилит их), либо найдет то, что разрушит отношения, а к такому повороту девочка совершенно не готова. В общем, ни одной разумной причины почитать чужие смс не существует. Но телефон лежит такой на столе и манит, манит.

16. Верить, что «со мной будет иначе»

Ха-ха-ха, – приговаривают грабли с каждым ударом, – ха-ха-ха.

17. Размещать информацию о себе в социальных сетях

Тут не работают ни жуткие полицейские истории, ни неумолимый бывший начальник, уволивший девочку, потому что она отпросилась на больничный и через день запостила в инстаграмм свои ноги на фоне Таиланда. Грабли тоже не работают. Что нам какие-то дырки во лбу, когда все френды, даже если они боссы или маньяки, не видят, как я эротично обнимаю пальму.

18. Сорить деньгами

Хрупкий сосуд твердого решения откладывать определенную сумму денег с каждой получки разбивается вдребезги при каждом походе в магазин. Потому что при каждом походе в магазин включается режим «настоящая женщина на себе не экономит».

19. Знакомиться в Интернете

Зарекалась-зарекалась, а тут фейсбук и молвит электрическим голосом личного сообщения: «Ты такая красивая». Ну, ладно, – думает девочка, – но это точно последний раз.

20. Забывать запасные чулки

Чулки и колготки могут не рваться годами. А потом – как с цепи, три пары за день. И отсутствие в сумочке запасных – очень обидная трагедия, потому что девочка, вот вам крест, обещала себе их непременно положить буквально вот вчера. Или надеть джинсы. Или смотреть на стул перед тем, как сесть. Самые идиотские грабли, короче говоря. Бесят прямо.

21. Пытаться сделать параллельный паркинг передом

Даже если девочка понимает, что влезть в эту дырку можно только задом, она все равно попытается запарковаться передом. Через пять минут соберет толпу. Через час попадет на ю-туб. Плачет девочка, колется, но задом ехать СТРАШНО.

22. Кричать на ребенка

Каждый раз, случайно сорвавшись, девочка кладет правую руку на Спока, левую на Гиппенрейтер и торжественно клянется, что больше никогда. Затем снова срывается, снова клянется, и этот круговорот «я самая ужасная в мире мать» продолжается плюс-минус восемнадцать лет.

23. Пытаться произвести впечатление на бывшего

Девочка убеждает себя, что ей уже всё равно. Причем, давно. Очень давно всё равно, примерно с мезозоя. А в парикмахерскую перед предполагаемой встречей она просто так ходит. Ну, совпадение. Чем больше у девочки бывших, тем больше зарабатывает ее парикмахер.

24. Мазать свежие ожоги маслом

В теории, девочка знает, что место ожога нужно охладить. Не 10 секунд под холодной водой, а 10 минут, не меньше. А уже потом мазать. Но еще ни одна из исследуемых девочек не продержалась больше минуты, прежде чем закрыть неохлажденные ткани герметичной подушкой из масла или пантенола.

25. Выходить замуж

Все, – говорит себе девочка, – больше никогда. Отношения должны быть свободными. Я – птица гордая. Никаких колец. Никакого борща. Никакой кабалы. Плавали, знаем.
А потом он такой: «Ты выйдешь за меня?». А девочка такая: «Да-а-а». Надевает на лапку кольцо и идет варить борщ. Совершенно счастливая.

Мозг Ленина

В далеком 90 году к моей приятельнице, Марисе Текстор–Роберсон приехала в гости ее американская мама. Посмотреть как дочь живет. Надо сказать, что мама была откуда–то из американской глубинки и привезла полный комплект стереотипов о России времен холодной войны.

Дочь решила показать ей, что ее русские друзья вполне цивилизованные и культурные люди. Привела маму на квартиру к моему приятелю, а мы с ним сидели с похмелья и пили чайный гриб, для оттяга. Мама, посидела, вежливо помолчала минут 20 и спрашивает, указывая на 5–литровую банку с грибом: «Я что это вы пьете?»

Ну, я не нашел ничего лучшего как ляпнуть, что это называется «коктейль Ленин». В банке плавает модифицированный мозг Ленина и этот раствор обязаны пить все советские люди для поддержания правильной идеологии в своем сознании и правильного взгляда на реальность. А чтобы стать диссидентом надо просто перестать пить коктейль и увидишь СССР совсем в другом, негативном свете.

Тут мой приятель начал очень настойчиво уговаривать американскую маму выпить гриба, для того, чтобы она изменила взгляд на нашу страну и увидела ее нашими глазами.

Вообщем, мама схватила пальто и сумочку и дернула на улицу. Пришлось потом Марисе ее успокаивать, и объяснять, что это такой вот специфический юмор. Хотя до конца не переубедила.

\с просторов\

Обычная история

Жена возвращается из отпуска. Муж её, как и положено, встречает в аэропорту, и они едут домой. Муж за рулём, жена рядом, едут, болтают, и тут жена зачем-то открывает бардачок. В простонародьи именуемый перчаточным ящиком. И натыкается на какую-то тряпку. Достаёт, встряхивает, и тряпица на её глазах чудесным образом превращается в женские трусы.

— Это что? — вкрадчиво спрашивает она мужа, брезгливо держа аксессуар двумя пальцами на вытянутой руке.

— А, это? — говорит как ни в чем ни бывало говорит муж, не отрывая взгляд от дороги. — Это я зеркала протираю.

— Какие зеркала? Это же трусы!

— И что? — говорит муж. — Трусами запрещено зеркала протирать?

— Это женские трусы! — говорит жена, делая акцент на гендерной составляющей трусов.

— Зеркалам-то какая разница, мужские, женские. Тряпка она и есть тряпка. — флегматично отвечает муж, и в тоне его сквозит явное непонимание, отчего такой простой вещи жена уделяет столлько внимания.

— Где ты их взял?! — начиная потихоньку выходить из себя, повышает тон жена.

— В бардачке. — всё так же невозмутимо, но уже с некоторой долей удивления отвечает муж.

И тут жена окончательно выходит из себя.

— Ты что, за идиотку меня держишь? — кричит она. — Откуда у тебя в бардачке женские трусы?!

На секунду оторвав взгляд от дороги муж удивлённо смотрит на неё, и спрашивает.

— Ты что, правда ничего не помнишь?

— Что я должна помнить? — кричит жена.

— За день до отлёта вы устраивали на работе девишник, по поводу твоего отпуска. Помнишь?

— Нууу?..

— Ты ещё брала мою машину. А вечером позвонила — приезжай за мной, я тут немножко выпила. И мне пришлось ехать забирать и тебя, и машину. Вы там все уже были в зюзю.

— И что?

— Ну, утром я отвёз тебя в аэропорт, а потом обнаружил в бардачке эти трусы. Правда не помнишь?

— Уфф! — облегченно вздыхает жена. — Прости, дорогой! Мы тогда действительно слегка перебрали.

Это ещё что! — говорит муж. — Трусы это ерунда. Видела бы ты, чем я снег с машины чищу.

Тут муж наклоняется, открывает бардачок, и достаёт оттуда солидных размеров искусственный член.

Показывает жене, кладёт обратно, и говорит.

— Ну ладно, что это мы всё про меня да про меня. Расскажи лучше, как в отпуск съездила?

© RAKETCHIK