Как декабристы сдавали друг друга на допросах

Кино — великая сила. Смотришь «Звезду пленительного счастья», наслаждаешься игрой Олега Янковс­кого, Игоря Костолевского, Алексея Баталова — и веришь, что декабристы были благороднейшими людьми. Рыцарями без страха и упрёка. И вдруг обращаешься к историческим документам — материалам следствия. И видишь совсем других людей. Жалких трусов, которые унижаются, молят о пощаде, выгораживают себя и выдают своих товарищей. В общем, выглядят не многим лучше, чем бухарины, пятаковы и прочие фигуранты сталинских процессов.

История: Как декабристы сдавали друг друга на допросах

Читать дальше →

Как легендарный вор-карманник помог контрразведке разоблачить предателя

Поговорка «Ученым можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан!» родилась, по слухам, в Академии наук СССР в середине 1960-х после того, как роман Льва Толстого «Война и мир» в очередной раз, наверное, уже трехсотый, стал тем литературным ристалищем, на котором с успехом была защищена очередная то ли докторская, то ли кандидатская диссертация. Вот и разоблачение полковника Пеньковского, которого эксперты ЦРУ и СИС считают самым важным агентом западных спецслужб 1960-х, было такой же благодатной нивой для «остепенения» целой плеяды офицеров советских спецслужб.

Общество: Как легендарный вор-карманник помог контрразведке разоблачить предателя

Читать дальше →

Резун-Суворов

Летом 1978 года сотрудник швейцарской резидентуры ГРУ Владимир Резун попросил убежища на Западе. Через некоторое время перебежчик объявился в Англии, а ещё через несколько лет одна за другой на Западе стали выходить сенсационные книги о советском прошлом за подписью «Виктор Суворов». Под этим одиозным псевдонимом изменник Родины Резун и пытался войти в историю.

Женева. Представительство СССР в ООН. Здесь будущий писатель Виктор Суворов трудился на дипломатическом поприще

Читать дальше →

Судьба предателя

Офицер ФСБ Алексей Артамонов/Нейман, бравший во время службы взятки за «решение вопросов» в 2008 году понял, что «надо поднимать реальные деньги», перешёл зам.правления/куратором от ФСБ в «Кредитимпексбанк». Там он крышевал вопросы отмывания и обналичивания денег.

Тогда, по его собственному признанию, он «стал слишком жадным». «Денег было так много, что мы тратили столько, сколько хотели. Когда жена просила денег, я просто давал ей упаковку банкнот».

Вскоре, Банк-прачечную решила купить более крупная «финансовая структура». Артамонов попытался откусить 10% от суммы сделки, предлагая «крышевание от лица спецслужб», однако у «финансовой структуры» уже были гораздо более «прочные и высокие связи в правоохранительных органах».

В результате на Артамонова «завели дело». Артамонов, женатый так же на сотруднице спецслужб принял решение «бежать в США».
Криминал: Судьба предателя

Артамонов взял жену, все наличные деньги, пару картин и купил авиабилеты в Доминиканскую Республику". На прощание, его отец, так же офицер спецслужб «посоветовал ему застрелиться».

В Доминиканской Республике Артамонов пошёл прямиком в представительство Госдепа и попросил о встрече с сотрудниками ЦРУ.

На первых порах ЦРУ осыпало парочку деньгами.
«Они спросили меня, что у меня есть?», рассказывает Артамонов. «Финансовая коррупция, и связи между правительством России и русской мафией в России, США и других странах мира. Связи финансовых стуктур и ФСБ. Как все это связано вместе. Имена людей».
Один из американцев передал Нейманам $ 2500 наличными. ЦРУ оплатило дорогой отель.

Было восемь встреч с ЦРУ в течение шести недель в июне и июле 2008 года, агентство дало им легенду, новые имена и документы и постоянно передавало деньги.

Артамонов потребовал от ЦРУ за свои сведения $2.5 млн. Ему сказали, что это слишком много. Парочка стала просить $1.8 млн. Их перевезли в США и допрашивали на предмет сведений «об угрозе жизни американским гражданам» и «нелегальных военных операциях ФСБ», однако Нейман ничего не знал на эту тему.
Криминал: Судьба предателя

ЦРУ убедившись в бесполезности Неймана и его жены передало парочку на кураторство в ФБР. «ФБР заверило нас, что мы получим американские паспорта, карты социального страхования, водительские права. Однако, мы получили только заверенные копии наших российских дипломов для того, чтобы мы могли найти работу в США», рассказывает Нейман. Их перевезли в штат Вирджиния. «В офисе ФБР в Вирджинии сказали, что мы могли бы получить Гринкард в течение года, если мы будем сотрудничать, в расследовании российских финансовых махинаций».

Тогда ФБР сообщило, что сделка, по получению Нейманом $1,8 от ЦРУ расторгнута. Вместо этого ему предложили $300 000 единовременно от ФБР, тоже значительную сумму денег. Был также договор, что паре заплатят $ 3500 за каждый месяц помощи в расследовании.

Нейман начал сотрудничать с ФБР и «сдавать всех». Однако, вскоре, отношения Неймана со своими новыми хозяевами «испортились».

После нескольких лет сотрудничества, ФБР расторгло договор с Нейманом «без объяснения причин». Это означало конец их виз в рамках программы лиц, сотрудничающих с федеральной правоохранительной системой и потерю разрешений на работу. Гринкард они так и не получили. Без работы деньги быстро иссякли.
Криминал: Судьба предателя

Без документов, чтобы остаться в США, Нейман попросил политического убежища. Несколько месяцев спустя ему было отказано, потому что иммиграционная служба заявила, что он является угрозой для национальной безопасности США, как бывший агент разведки враждебного иностранного государства.

Сейчас Артамонов/Нейман и его жена живут без американских документов, без работы, без визы, с долгами и обидами на США.

«Я очень разочарована, я думаю, что это было ошибкой. Для меня, ошибкой было уехать из Москвы изначально. Но мы не можем вернуться», — сказала Виктория Нейман.

Вряд ли пара будет действительно депортирована учитывая их опыт сотрудничества с властями США. Но вполне вероятно, таким давлением, их вынудят начать делать самую грязную работу для спецслужб Америки.
Их мечты жить жизнью богатых перебежчиков — рассказывать истории и сорить деньгами — давно прошли.

Вместо этого Артамоновы/Нейманы, возможно, получат, как и многие американцы, возможность работать изо всех сил, чтобы свести концы с концами, отбиваясь от судебных приставов, приходящих за взысканием задолженности и беспокоясь об иммиграционной службе стучащейся им в дверь.

Источник

Сдал отца

  • 404
Произошла история в Одессе. Молодой человек, услышав, как отец дома критикует киевскую власть, заявил на него в Службу безопасности страны.

Парня возмутило, что его папа считает Петра Порошенко президентом антинародным. И, наслушавшись местной пропаганды по телевизору, обвинил его в сепаратизме.

Исподтишка он записал слова отца на диктофон и принес доказательства в ведомство. Мужчину, конечно, арестовали. Скорее всего, его ждет теперь тюремный срок, пишут украинские СМИ.

Вообще, Украина давно уже сходит с ума. Информационная война, развернувшаяся в этой стране, каждый день дает свои плоды. Недавно абсурд дошел до Харьковской области. В регионе приступили к строительству окопов для солдат и тяжелой военной техники. И все они идут в сторону России. Строительство должно завершиться до середины мая. Киев выделяет на это 860 миллионов гривен. В долларах это около 37 миллионов.

Тонька-Пулеметчица

Женщина, ради спасения собственной жизни служившая палачом у гитлеровцев, три десятилетия успешно выдавала себя за героиню войны.


Антонина Макарова родилась в 1921 году на Смоленщине, в деревне Малая Волковка, в большой крестьянской семье Макара Парфёнова. Училась в сельской школе, и именно там произошёл эпизод, повлиявший на ее дальнейшую жизнь. Когда Тоня пришла в первый класс, то из-за стеснительности не могла назвать свою фамилию — Парфёнова. Одноклассники же стали кричать «Да Макарова она!», имея в виду, что отца Тони зовут Макар.

Так, с лёгкой руки учительницы, на тот момент едва ли не единственного грамотного в деревне человека, в семье Парфёновых появилась Тоня Макарова.

Училась девочка прилежно, со старанием. Была у неё и своя революционная героиня — Анка-пулемётчица. У этого кинообраза был реальный протип — санитарка чапаевской дивизии Мария Попова, которой однажды в бою действительно пришлось заменить убитого пулемётчика.

Окончив школу, Антонина отправилась учиться в Москву, где её и застало начало Великой Отечественной войны. На фронт девушка отправилась добровольцем.

Походная жена окруженца

На долю 19-летней комсомолки Макаровой выпали все ужасы печально известного «Вяземского котла».

После тяжелейших боёв в полном окружении из всей части рядом с молодой санитаркой Тоней оказался лишь солдат Николай Федчук. С ним она и бродила по местным лесам, просто пытаясь выжить. Партизан они не искали, к своим пробиться не пытались — кормились, чем придётся, порой воровали. Солдат с Тоней не церемонился, сделав её своей «походной женой». Антонина и не сопротивлялась — она просто хотела жить.

В январе 1942 года они вышли к деревне Красный Колодец, и тут Федчук признался, что женат и поблизости живёт его семья. Он оставил Тоню одну.

Из Красного Колодца Тоню не гнали, однако у местных жителей и так было полно забот. А чужая девушка не стремилась уйти к партизанам, не рвалась пробиваться к нашим, а норовила закрутить любовь с кем-то из оставшихся в селе мужчин. Настроив местных против себя, Тоня вынуждена была уйти.

Убийца с окладом

Блуждания Тони Макаровой завершились в районе посёлка Локоть на
Брянщине. Здесь действовала печально известная «Локотская республика» — административно-территориальное образование русских коллаборационистов. По сути своей, это были те же немецкие холуи, что и в других местах, только более чётко официально оформленные.

Полицейский патруль задержал Тоню, однако партизанку или подпольщицу в ней не заподозрили. Она приглянулась полицаям, которые взяли её к себе, напоили, накормили и изнасиловали. Впрочем, последнее весьма относительно — девушка, хотевшая только выжить, была согласна на всё.

Роль проститутки при полицаях Тоня выполняла недолго — однажды её, пьяную, вывели во двор и положили за станковый пулемёт «максим». Перед пулемётом стояли люди — мужчины, женщины, старики, дети. Ей приказали стрелять. Для Тони, прошедшей не только курсы медсестёр, но и пулемётчиц, это не составляло большого труда. Правда, вусмерть пьяная женщина не очень понимала, что делает. Но, тем не менее, с задачей справилась.

На следующий день Макарова узнала, что она теперь официальное лицо — палач с окладом в 30 немецких марок и со своей койкой.

Локотская республика безжалостно боролась с врагами нового порядка — партизанами, подпольщиками, коммунистами, прочими неблагонадёжными элементами, а также членами их семей. Арестованных сгоняли в сарай, выполнявший роль тюрьмы, а утром выводили на расстрел.

В камеру вмещалось 27 человек, и всех их необходимо было ликвидировать, дабы освободить места для новых.

Браться за эту работу не хотели ни немцы, ни даже полицаи из местных. И тут очень кстати пришлась появившаяся из ниоткуда Тоня с её способностями к стрельбе.

Девушка не сошла с ума, а наоборот, сочла, что её мечта сбылась. И пусть Анка расстреливала врагов, а она расстреливает женщин и детей — война всё спишет! Зато её жизнь наконец-то наладилась

1500 загубленных жизней

Распорядок дня Антонины Макаровой был таков: утром расстрел 27 человек из пулемёта, добивание выживших из пистолета, чистка оружия, вечером шнапс и танцы в немецком клубе, а ночью любовь с каким-нибудь смазливым немчиком или, на худой конец, с полицаем.

В качестве поощрения ей разрешали забирать вещи убитых. Так Тоня обзавелась кучей нарядов, которые, правда, приходилось чинить — носить сразу мешали следы крови и дырки от пуль.

Впрочем, иногда Тоня допускала «брак» — нескольким детям удалось уцелеть, потому что из-за их маленького роста пули проходили поверх головы. Детей вывезли вместе с трупами местные жители, хоронившие убитых, и передали партизанам. Слухи о женщине-палаче, «Тоньке-пулемётчице», «Тоньке-москвичке» поползли по округе. Местные партизаны даже объявили охоту на палача, однако добраться до неё не смогли.

Всего жертвами Антонины Макаровой стали около 1500 человек.

К лету 1943 года жизнь Тони вновь сделала крутой поворот — Красная Армия двинулась на Запад, приступив к освобождению Брянщины. Девушке это не сулило ничего хорошего, но тут она очень кстати заболела сифилисом, и немцы отправили её в тыл, дабы она не перезаражала доблестных сынов Великой Германии.

В немецком госпитале, впрочем, тоже скоро стало неуютно — советские войска приближались настолько быстро, что эвакуировать успевали только немцев, а до пособников дела уже не было.

Поняв это, Тоня сбежала из госпиталя, вновь оказавшись в окружении, но теперь уже советском. Но навыки выживания были отточены — она сумела добыть документы, доказывавшие, что всё это время Макарова была санитаркой в советском госпитале.

Антонина благополучно сумела поступить на службу в советский госпиталь, где в начале 1945 года в неё влюбился молоденький солдат, настоящий герой войны.

Парень сделал Тоне предложение, она ответила согласием, и, поженившись, молодые после окончания войны уехали в белорусский город Лепель, на родину мужа.

Так исчезла женщина-палач Антонина Макарова, а её место заняла заслуженный ветеран Антонина Гинзбург.

Её искали тридцать лет

О чудовищных деяниях «Тоньки-пулемётчицы» советские следователи узнали сразу после освобождения Брянщины. В братских могилах нашли останки около полутора тысяч человек, но личности удалось установить лишь у двухсот.

Допрашивали свидетелей, проверяли, уточняли — но на след женщины-карателя напасть не могли.

Тем временем Антонина Гинзбург вела обычную жизнь советского человека — жила, работала, воспитывала двух дочерей, даже встречалась со школьниками, рассказывая о своём героическом военном прошлом. Разумеется, не упоминая о деяниях «Тоньки-пулемётчицы».

КГБ потратил на её поиски больше трёх десятилетий, но нашёл почти случайно. Некий гражданин Парфёнов, собираясь за границу, подал анкеты с данными о родственниках. Там-то среди сплошных Парфёновых в качестве родной сестры почему-то значилась Антонина Макарова, по мужу Гинзбург.

Да, как же помогла Тоне та ошибка учительницы, сколько лет она благодаря ей оставалась в недосягаемости от правосудия!

Оперативники КГБ работали ювелирно — обвинить в подобных злодеяниях невинного человека было нельзя. Антонину Гинзбург проверяли со всех сторон, тайно привозили в Лепель свидетелей, даже бывшего полицая-любовника. И лишь после того, как все они подтвердили, что Антонина Гинзбург и есть «Тонька-пулемётчица», её арестовали.

Она не отпиралась, рассказывала обо всём спокойно, говорила, что кошмары её не мучили. Ни с дочерьми, ни с мужем общаться не захотела. А супруг-фронтовик бегал по инстанциям, грозил жалобой Брежневу, даже в ООН — требовал освобождения жены. Ровно до тех пор, пока следователи не решились рассказать ему, в чём обвиняется его любимая Тоня.

После этого молодцеватый, бравый ветеран поседел и постарел за одну ночь. Семья отреклась от Антонины Гинзбург и уехала из Лепеля. Того, что пришлось пережить этим людям, врагу не пожелаешь.

Возмездие

Антонину Макарову-Гинзбург судили в Брянске осенью 1978 года. Это был последний крупный процесс над изменниками Родины в СССР и единственный процесс над женщиной-карателем.

Сама Антонина была убеждена, что за давностью лет наказание не может быть чересчур строгим, полагала даже, что она получит условный срок. Жалела только о том, что из-за позора снова нужно переезжать и менять работу. Даже следователи, зная о послевоенной образцовой биографии Антонины Гинзбург, полагали, что суд проявит снисхождение. Тем более, что 1979 год был объявлен в СССР Годом Женщины.

Однако 20 ноября 1978 года суд приговорил Антонину Макарову-Гинзбург к высшей мере наказания — расстрелу.

На суде была доказана документально её вина в убийстве 168 человек из тех, чьи личности удалось установить. Ещё более 1300 так и остались неизвестными жертвами «Тоньки-пулемётчицы». Есть преступления, которые невозможно простить.

В шесть утра 11 августа 1979 года, после того, как были отклонены все прошения о помиловании, приговор в отношении Антонины Макаровой-Гинзбург был приведён в исполнение.

Моральная измена

Жила-была семейная пара. Жила вполне себе спокойно и счастливо. Ни облачка на горизонте. Ни намека на грозу. Тишь, гладь да благодать. Ну скучно немного. С кем не бывает? Мелочи жизни.
Жизнь: Моральная измена

Читать дальше →